Электронный научный журнал
Международный студенческий научный вестник
ISSN 2409-529X

ТУРЕЦКО-ЕГИПЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ СВЕРЖЕНИЯ МУХАММЕДА МУРСИ: КЛЮЧЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Парланова А.Т. 1
1 Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского
Мухаммед Мурси – первый всенародно избранный президент Египта, пришедший к власти в июне 2012 года. В июле 2013 года в результате военного переворота он был свергнут, и во главе государства встал Абдель-Фаттах Ас-Сиси. Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган, называя Ас-Сиси диктатором, не соглашается признавать его законным президентом Египта. Одна из главных причин заключается в том, что власть в Египте находится в руках военных, в Турции же военные обладают особыми политическими рычагами, поэтому ситуация в Египте вполне способна переброситься в Турцию, что и настораживает Эрдогана. К тому же, между Турцией и нынешним египетским правительством существуют разногласия по ряду вопросов регионального развития. Однако политическое противоборство сказывается на экономиках Египта и Турции, поэтому они вынуждены искать точки соприкосновения.
Турция
Египет
Реджеп Тайип Эрдоган
Мухаммед Мурси
Абдель-Фаттах Ас-Сиси.
1. Турция: Глядя на экс-президента Египта Мурси, Эрдоган видит себя? // Eurasianet. – 08.08.2013. – Режим доступа: http://russian.eurasianet.org/node/60240
2. Эрдоган: Саудовская Аравия хочет примирить Турцию и Египет // Восточный экспресс. – 04.03.2015. – Режим доступа: http://vostexpress.org/erdogan-saudovskaya-araviya-hochet-primirit-turtsiyu-i-egipet/
3. Arınç: Mısır’la ilişkileri düzeltmemiz lazım // Aljazeera. – 22.12.2014. – URL: ttp://www.aljazeera.com.tr/al-jazeera-ozel/arinc-misirla-iliskileri-duzeltmemiz-lazim
4. Eski Mısır Dışişleri Bakanı Fehmi Açıklaması // Haberler. – 09.03.2015. – URL: http://www.haberler.com/eski-misir-disisleri-bakani-fehmi-aciklamasi-7054333-haberi
5. Mısır’da Erdoğan’a laiklik eleştirisi // dw. – 15.09.2011. – URL: http://www.dw.de/m%C4%B1s%C4%B1rda-erdo%C4%9Fana-laiklik-ele%C5%9Ftirisi/a-15388018
6. Mısır'dan Türkiye'ye büyük rest // Hurriyet. – 28.10.2014. – URL: http://www.hurriyet.com.tr/ekonomi/27472466.asp
Мухаммед Мурси - первый всенародно избранный президент Египта, пришедший к власти в июне 2012 года, однако уже 3 июля 2013 года в результате военного переворота он был свергнут и заключен под стражу, а во главе государства встал новый президент Абдель-Фаттах Ас-Сиси. Реакция турецкого правительства последовала незамедлительно: Реджеп Тайип Эрдоган назвал Ас-Сиси диктатором и ни под каким предлогом не согласился признавать его законным президентом Египта. Более того, на заседании 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН турецкий лидер выступил с жесткой речью, в которой обрушил шквал критики на египетское правительство.

 В связи с этим цель моей работы - проанализировать турецко-египетские отношения на современном этапе и спрогнозировать характер их дальнейшего развития. Данная цель конкретизировалась в следующих задачах:

- определить причины столь ярой поддержки Турцией Мухаммеда Мурси;

- охарактеризовать препятствия, стоящие на пути к «разрядке» напряженности между Турцией и Египтом;

- выявить точки соприкосновения, которые могут стать платформой для сотрудничества между странами.

Итак, почему же турецкое руководство никак не может смириться со сложившейся в Египте ситуацией?

Главной причиной многие называют существование идеологического тандема правящей в Турции Партии справедливости и развития с религиозно-политическим движением «Братьев-мусульман», выходцем из которого и был Мурси. Действительно, Эрдоган не раз заявлял о поддержке «братьев» не только в Египте, но и в Сирии, однако спорно, насколько прочен этот союз. Здесь важен и тот факт, что в 2011 году в Каире Эрдоган, «привезший» свою модель государственности, был обвинен «Братьями-мусульманами» во вмешательстве во внутренние дела Египта [5]. Несмотря на это после избрания на пост президента Мухаммед Мурси заявил об использовании «турецкой» модели для создания демократического египетского государства, основанного на нормах ислама. Таким образом, именно личность нового президента, а не религиозно-политическое движение послужило связующим звеном между Турцией и Египтом. Свержение же Мурси означало крах надежд Эрдогана на усиление влияния на Ближнем Востоке.

Казалось бы, что мешает Турции установить тесный контакт с новым президентом? Главная проблема заключается в том, что сегодня власть в Египте находится в руках военных. В Турции же, как и в большинстве странах Ближнего Востока, военные обладают особыми политическими рычагами, поэтому ситуация в Египте вполне способна переброситься в Турцию, что и настораживает Эрдогана. У турецкого президента сложилась личная неприязнь к военным еще в 1997 году, когда в результате военного переворота Эрдоган, будучи мэром Стамбула, был обвинен в распространении радикальных исламистских настроений и арестован. В этой связи вполне понятны его слова: «Турция немало пострадала от военных переворотов. Мы заплатили за это дорогой ценой и хотим, чтобы нашим братьям не пришлось платить так дорого» [1].

К тому же, между Турцией и нынешним египетским правительством существуют разногласия по ряду региональных вопросов. Например, сегодня одной из главных внешнеполитических целей Турции является оказание всесторонней помощи палестинскому народу, а в 2010 году после инцидента с нападением израильтян на турецкое судно «Мави Мармара», направлявшееся с гуманитарным грузом в сектор Газа, новой задачей Анкары стало международное осуждение действий Израиля. В этих условиях наиболее приемлемым оказался именно Мухаммед Мурси, проводивший довольно сдержанную политику в отношении Израиля, став его посредником в переговорах с ХАМАС. Подобное нельзя сказать об Ас-Сиси, считающего, что в борьбе с терроризмом необходима помощь Соединенных Штатов. Следовательно, в дальнейшем возможно наращивание сотрудничества Египта с Израилем как с основным союзником Вашингтона на Ближнем Востоке. В самом Израиле Ас-Сиси расценили как спасителя отечества. Это предоставило Эрдогану повод для обвинения Израиля в причастности к заговору против Мурси.

Столкновение интересов Турции и Египта можно наблюдать и в сирийском вопросе, где Эрдоган и Ас-Сиси находятся по разные стороны баррикад, что неудивительно. Если Эрдоган, будучи лидером консервативной исламистской партии, заявляет о непризнании действующего правительства Башара Асада, отказывающегося проводить реформы по «турецкому» образцу, то Ас-Сиси не может поддержать «Братьев-мусульман», египетская ветвь которых является его основным противником. Примечательно, что Асад после свержения Мурси одним из первых среди политических деятелей отреагировал на данное событие, выразив надежду на последующий крах политического ислама во всем мире.

Кроме того, ситуация, сложившаяся в Египте, дает возможность Эрдогану доказать демократическую направленность своей политики. Ему не раз приходилось выслушивать обвинения западных коллег в ущемлении прав турецких граждан, но, поддерживая избранного народом Мухамеда Мурси, Эрдоган уверенно заявляет о своей приверженности принципам свободы, равенства и народовластия. Военный переворот явно не относится ни к одному из них. Более того, президент Турции использует оружие обвинителей против них самих. В частности, США, столь активно пропагандирующие демократические ценности, почему-то спокойно отреагировали на события в Египте, чем и воспользовался Эрдоган, усилив свою антиамериканскую риторику, которая уже через год после свержения Мурси стала основой его предвыборной кампании.

Итак, в настоящее время между Турцией и Египтом сохраняются напряженные отношения. Может ли ситуация сдвинуться с «мертвой точки», и каков сценарий развития турецко-египетских отношений?

Следует отметить, что уже сегодня можно наблюдать изменение тональности в заявлениях турецких и египетских политиков по поводу возможного улучшения двусторонних отношений. Так Набиль Фахми, бывший министр иностранных дел Египта, заявил, что сотрудничество между Турцией, Египтом и Саудовской Аравией имеет большие перспективы и способно разрешить проблемы всего арабского мира [4]. Что касается турецкой стороны, то, например, заместитель премьер-министра Бюлент Арынч считает невозможным дальнейшее игнорирование президента Ас-Сиси, который уже закрепил свое положение в стране и признан многими влиятельными государствами. При этом Бюлент Арынч делает акцент на культурно-исторической неразрывности стран [3]. Кроме того, сам Эрдоган в ходе визита в Саудовскую Аравию дал довольно обнадеживающее интервью: «Египет, Саудовская Аравия и Турция - три самых важных страны в регионе, чей долг - обеспечить в нем мир и благополучие. Если все три страны понимают свою ответственность за это, я верю, что нам будет легче достичь результатов» [2].

К тому же, политическое противоборство сказывается на экономиках Египта и Турции. Учитывая тот факт, что внешний долг Египта увеличивается, темпы роста снижаются, свертывание совместных с Турцией проектов может навредить египетской экономике. Следует отметить, что все 27 соглашений в сфере транспорта, образования и здравоохранения, подписанных сторонами в 2012 году, были заморожены после свержения Мурси. Сегодня доля турецких инвестиций в Египте составляет примерно 2 млрд долларов [6]. Однако египетское правительство не только не предприняло никаких решительных мер для развития экономических отношений, но и заявило об отказе в предоставлении транзитных услуг Турции, которая через территорию Египта и в обход Суэцкого канала могла продавать свои товары в Африку и страны Персидского залива. Подобный отказ приведет к повышению цен на турецкие товары и снижению их конкурентоспособности. Итак, очевидно, что страны в силу своей торгово-экономической взаимозависимости вынуждены искать новые ориентиры и общие точки соприкосновения, одной из которых может послужить Африка.

С приходом к власти Ас-Сиси взял курс на «возвращение в Африку». Так, в июне 2014 года он посетил Алжир, Экваториальную Гвинею и Судан, а всего с момента вступления в должность президента совершил турне в 13 африканских государств и заложил основу для дальнейшего сотрудничества с ними. Каир всегда играл значимую роль на континенте. Например, не раз выступал посредником между различными группировками в Сомали, между Йеменом и Эритреей, но главное, от Египта зависит водоснабжение стран, расположенных в верхнем течении Нила. Сегодня эти государства требуют пересмотра египетско-суданского договора 1959 года, установившего привилегированное положение Египта. Однако если до прихода Ас-Сиси данной проблеме не уделялось должного внимания, то теперь египетское правительство осознает необходимость проведения активного диалога со странами бассейна Нила.

 Для Турции же Африка является одним из главных направлений внешней политики, при этом особое место занимают гуманитарные вопросы. Р.Т. Эрдоган не раз критиковал Каир за игнорирование африканских проблем, но сегодня в связи с изменением политики Египта, турецко-египетские отношение могут развиваться в позитивном ключе.

Таким образом, в настоящее время между Египтом и Турцией существует ряд серьезнейших противоречий, поэтому говорить о возобновлении их сотрудничества пока преждевременно. Тем не менее, при желании страны могут акцентировать внимание лишь на общих проблемах, приоритетах и ценностях, оставляя за скобками противоречивые вопросы.


Библиографическая ссылка

Парланова А.Т. ТУРЕЦКО-ЕГИПЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ СВЕРЖЕНИЯ МУХАММЕДА МУРСИ: КЛЮЧЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ // Международный студенческий научный вестник. – 2015. – № 6.;
URL: http://www.eduherald.ru/ru/article/view?id=13398 (дата обращения: 13.07.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074